— Тырым-пырым, тру-ля-ля-ла, — припевал Самарик, подлетая рано утром к одному из самарских детских садов.

Перелетев через забор и все площадки, Хранитель города открыл дверь и вошел в садик. Здесь уже слышался гомон детей, которых привели первыми, и вкусно пахло манной кашей.

— Здравствуйте, — поздоровался Самарик, зайдя в кабинет директора. – По вашей просьбе прибыл, и готов выполнить секретное задание.

— Заходи, дружочек, — улыбнулась директор. – Поешь-ка каши, а потом пойдем в группу. Дети почти все уже пришли, но о тебе еще не знают.

— Отлично! А в кашу вы сгущенки с вареньем добавили? – облизнулся Самарик.

— Конечно! Ты ж у нас не первый раз! Кушай!

Доев манку и облизав тарелку, Самарик вымыл лапы, на которых оказалась каша, и вытер рот.

— Давайте халат! Суперагент Самарик готов, — сообщил Хранитель директору.

Самарику выдали белый халат. Одновременно с этим из своего кармана Хранитель достал очки от солнца и большую желтую в синий горошек панамку.

— Это чтобы дети сразу не догадались, кто я такой, — сказал он.

Директор так рассмеялась, когда увидела секретный наряд Самарика, что целых 10 минут не могла остановиться. Самарик решил, что он уж очень хорош, и начал вставать в разные позы и строить рожицы как будто перед зеркалом.

— Ну, что ж, Самарик, пойдем уже, — сказала она, отсмеявшись. – Хватит! Я больше не могу.

По лестнице директор и Самарик поднялись на второй этаж и зашли в группу под названием «Неваляшки». Сюда ходили самые маленькие дети.

— Уважаемые Галина Анатольевна и Марина Анатольевна, — обратилась к воспитательницам директор. – Объявляю вам сегодня выходной. Воспитателем в младшей группе побудет Храни… ой… наш новый воспитатель Самарик Волгович.

— Ура! – закричали дети, увидев главного волшебника Самары. Очки и желтая в горошек панамка совершенно не скрывали мохнатые лапки Самарика и его милую мордашку. – Самарик!

— Не Самарик, а Самарик Волгович, — поправила директор, уходя с воспитателями вниз.

Дети обступили Самарика. Каждый хотел его уж если не обнять, то хотя бы прикоснуться. Недолго пообнимавшись со всеми, Самарик взлетел к потолку и провозгласил:

— Все строимся за мной и идем собираться на прогулку!

Дети дружно взялись за руки и прошли в коридор. Каждый сел около своего шкафчика. Для Самарика тоже рядом на столике была сложена одежда. Хранитель города схватил колготки и натянул на голову.

— Правильно я делаю? – закричал Самарик.

— Нет! – расхохотались дети. – Колготки надо надевать на ноги.

Затем Самарик взял носки и засунул в них руки.

— Какие хорошие варежки, — улыбнулся он.

И снова дети не подвели.

— Самарик, — веселясь, объяснили они. – Это ж носки!

— Молодцы! Ну, хорошо, еще одна загадка!

Самарик быстро залез в чей-то комбинезон, а сверху стал натягивать майку.

— Ааа! – снова расхохотались дети. – Самарик, хватит нас смешить, мы так не ходим!

Хитро улыбнувшись, Хранитель города помог быстренько всем одеться и вывел детей на прогулку.

— Садитесь по два человека на меня, буду вас катать! – сказал хранитель, притворяясь большим медведем. – Поскакали!

Надо ли говорить, что это была самая веселая прогулка в жизни детсадовцев. Хранитель города их катал и валялся с малышами в сугробах, играл в снежки и кувыркался. Под конец Самарик, чуть не  забыв, что он воспитатель, даже собрался поесть снег, но вовремя увидел в окошке директора. Женщина с улыбкой качала головой и показывала на часы. Время уже подходило к обеду.

— Дети, все за мной, — зевнул набегавшийся Самарик. – Пора обедать.

Малыши разделись, аккуратно развесив мокрую одежду на батарее, и отправились мыть руки. Пока дети плескались, Самарик стоял рядом и облизывал свои лапы.

— Самарик, так нельзя, — улыбнулась девочка Маша. – Руки надо мыть, а так ты только всю грязь с них съешь.

— А потом полотенцем вытирать, — сказал мальчик Рома.

— И только затем идти за стол, — закончила София.

Пока нагулявшие аппетит дети дружно стучали ложками, Самарик сидел на игрушечной машинке и пытался не уснуть.

— Потом… потом… несите компот в кровать, — шептал он в полудреме. – Идемте спать… Хр-бр-мр…

Дети с улыбкой переглянулись и вдруг… чуть не подпрыгнули на стульях!

— Ба-бах!

Оказалось, что это пушистый воспитатель с грохотом скатился с машинки, раскинул лапы во все стороны и уснул раньше детей.

Мальчики переглянулись и подошли к Самарику. Дима и Саша взяли хранителя за одни лапы, Сережа и Костя —  за другие, Антон и Максим стали поддерживать голову. Потихоньку мальчики перенесли хранителя на свободную кровать и уложили.

— Так, всем тихо, спокойно раздеваемся и идем спать, — обратилась к остальным Вика. – Не шумите, а то и нам, и Самарику достанется.

Дети разошлись по кроватям и, завернувшись в одеяла, уснули. Все-таки они были уже не просто малыши, а большие малыши, и знали, что тихий час для них очень полезен.

… Почуяв, что на кухне повара стали раскладывать к полднику сгущенку, Самарик широко открыл глаза.

— Вот это я молодец! – шепотом воскликнул он. – Всех уложил, а думал, что мне это приснилось.

На цыпочках хранитель Самары вышел из спальни и пошел на запах сгущенки.

— Дайте нам сегодня по три порции на каждого, пожалуйста, — попросил он поваров, — дети вели себя просто отлично. Ну и я тоже старался.

Вернувшись со сгущенкой в группу, Самарик заглянул в спальню. А там уже все дети встали, и даже кровати заправили.

— Всем сгущенки, и без хлеба! – закричал довольный Самарик.

— Ура! – закричали дети и побежали к уже накрытым столам.

После полдника потихоньку стали приходить родители. Но дети отказывались уходить и просили дать им еще немножко поиграть. И даже говорили: «Пожалуйста!»

Ближе к ужину в группу пришла директор и позвала Самарика:

— Самарик Волгович, ну, что скажешь про наших детей? Стали они старше? Стоит ли через пару месяцев их в среднюю группу переводить, а на их место других малышей набирать? Или пусть еще годик здесь побудут?

— Переводите, не бойтесь! Отличные у вас ребята! Они и колготки не дали мне на голову надеть, и снег не разрешили мне есть, и руки, то есть лапы, научили правильно мыть, и даже, когда я притворился (а может и не притворился), что уснул, озорничать не стали. И меня в кровать положили, и сами быстренько уснули.

— Ну, вот и хорошо, — улыбнулась директор и обратилась к родителям, многих из которых помнила еще маленькими мальчиками и девочками, — ваши дети свой первый экзамен сдали. Садитесь за столы, сейчас все вместе поужинаем, а потом домой уж пойдем.

— А я дома поужинаю, — сказал Самарик, взлетая и снова надевая очки от солнца и желтую панамку. – Вы же на ужин сгущенку не даете. Да и отдохнуть мне надо. Меня завтра еще в одном садике ждут. Без нас, суперагентов, в садиках никуда.