Самарская школа №90, которую окончила Мария Пашинина
Самарская школа №90, которую окончила автор сказок о Самаре Мария Пашинина

Выпускникам посвящается

Это была очень необычная школа. С виду она выглядела как любая другая, но в ее классах происходили настоящие чудеса. И главным чудом было то, что дети здесь учились на «шестерки» и «семерки». Иногда, конечно, случалось им получать «пятерки» и «четверки», но не меньше. «Двойки» и «тройки» в этой школе несколько лет назад вымерли как динозавры.

А начиналось все так. Однажды осенью хранитель города Самарик, прогуливаясь по парку, увидел на скамейке свою давнюю знакомую Арину Васильевну. Ей было 64 года, из которых более тридцати она проработала директором школы. Самарик знал ее с детства, поэтому и окликнул по-дружески:

– Аришенька, душа моя, что грустишь? Посмотри вокруг – какая красота! Листья осенние, что солнышки, светом все вокруг освещают.

– Здравствуй, Самарик, – улыбнулась Арина Васильевна. – На улице действительно очень красиво. Одно заботит меня уже много лет – как детей так увлечь, чтобы забыли они про свои телефоны, планшеты да другие игрушки и в школу с удовольствием бежали.

– Ой, – сказал Самарик и полез на скамейку к Арине Васильевне. – Вопрос непростой. Аришенька, может, сначала по пирожку? У меня есть пирожки со знаниями. Только утром испек.

– Пирожки со знаниями? – рассмеялась Арина Васильевна. – С удовольствием попробую. Ты только рецепт скажи, я школьным поварам передам.

Хранитель города вытащил из своего рюкзачка термос и пирожки, налил чай и принялся ухаживать за своей гостьей. Не успела Арина Васильевна доесть один пирожок, как Самарик, со скоростью света дожевывая уже пятый, закричал:

– Да что мы думаем?! Тут и волшебства никакого не надо!

От такого крика Арина Васильевна чуть чашку с чаем не выронила.

– Самарик, что с тобой?  – тоже в ответ закричала директор.

– Ничего, – уже спокойнее проговорил хранитель. – Просто пирожки подействовали. План у меня появился. Иди домой, Аришенька, вернее в школу. Вот тебе все оставшиеся пирожки со знаниями, угощай детей да приходи завтра пораньше на работу. Я тоже с утра прилечу к вам. Чувствую, дел завтра будет много.

– Хорошо, Самарик, спасибо тебе за угощенье и за участие.

– Ариша, подожди, – крикнул хранитель, когда Арина Васильевна уже подходила к выходу из парка.

Самарик подлетел к ней и, чуть краснея, попросил:

– Можно один пирожок обратно? Я что-то опять проголодался, а сегодня печь уже некогда. Надо действовать.

Арина Васильевна рассмеялась, развернула кулек и вытащила два пирожка.

– Кушай, дорогой хранитель, ждем тебя завтра.

Наконец, директор ушла, а Самарик, взмыв высоко над парком, семь раз кувыркнулся в воздухе и полетел только в одном ему ведомом направлении…

Следующее утро стало последним обычным утром в этой школе. Арина Васильевна стояла в коридоре и немного нервничала. Самарик уже тоже прилетел и приплясывал рядом с ней. Ровно в семь часов утра к школе подъехала машина, из которой стали выгружать картины.

– Здравствуйте, Арина Васильевна! Это я – Петя Кисточкин, узнали? Я в художественное училище после школы пошел, художником стал.

– Петенька! – воскликнула директор, ничего не понимая.

– Я тут подумал: как дети могут научиться рисовать, если вокруг них нет настоящих картин? Можно, я один из школьных коридоров в галерею переделаю? Я дорогу к кабинету рисования сам найду. Сейчас картины повесим, потом к вам загляну, хорошо?

– Конечно, Петенька, приходи! Чаем напою, – ответила Арина Васильевна, заодно вспомнив, как Петя увлеченно на партах рисовал, пока его энергию не перенаправили на школьную стенгазету.

Сразу за художником прибыл в полном составе симфонический оркестр.

– Арина Васильевна, вы молодеете год от года! Это я – Женя Крикунов, пятнадцать лет назад школу окончил. Дирижером стал.

– Женечка, тебя разве забудешь? Тебя же из кабинета музыки было не вытащить! Ты и экзамены только там согласился сдавать, пришлось районо уговаривать.

– Мы решили иногда давать концерты для учеников. Будем сами их музыке учить, – сказал выпускник. – Пойдем расположимся. Всех детей сразу к нам отправляйте.

И оркестр зашел в школу.

За Женей Крикуновым, который уже давно стал заслуженным деятелем искусств, пришла Аня Романова, которая тоже когда-то училась в этой школе.

– Арина Васильевна, я сразу в библиотеку. Работаю директором книжного магазина. Привезла детям новые книги.

Затем все перемешалось, потому что начали приходить школьники, учителя, родители школьников и много-много выпускников. Только и слышалось:

– Где установить аквариум?

– Куда поставить пятнадцать микроскопов?

– Подвиньтесь, мы сейчас все отремонтируем.

– Примите в дар мою коллекцию старинных географических карт.

– Здесь мы устроим зимний сад с тропическими растениями.

– Аккуратнее, в кабинет труда несем новые станки.

– Есть кто свободный? Помогите мячи до спортзала донести.

В этот день в школе все время что-то вносили и выносили, мыли и перетаскивали, устанавливали и прибивали. Все бы, конечно, перемешалось, если бы не оркестр. Под его музыку все не просто бегали по этажам, а плавно, и даже немного пританцовывая, перемещались. Вечером, когда выпускники собрались в кабинете Арины Васильевны, Самарик внес три огромных блюда с пирожками.

– Угощайтесь! Это пирожки  с благодарностью, – улыбнулся хранитель. – Спасибо вам, дорогие выпускники, за такое чудо. Сегодня вы сдали главный экзамен – экзамен на доброту.

– Зовите, если что! Мы еще что-нибудь придумаем! С радостью придем! – откликнулись выпускники.

Нади ли говорить, что уже на следующий день детей за уши нельзя было вытащить из школы. Они так хорошо стали учиться, что учителям пришлось ввести «шестерки» и «семерки». Да и выпускники больше не забывали про школу. Каждый год старались сделать для школьников хоть небольшой, но подарочек.