В Самаре есть, вернее, были, необычные дома. Их называли детские. В них жили дети, у которых не было ни мам ни пап, ни других родственников. Эти дети часто грустили, и поэтому Хранитель города часто прилетал к ним. Специально для этих детей Самарик придумал уроки любви и обожания. На его занятия даже воспитатели приходили и взрослые из соседних домов.

Хранитель города всегда придумывал разные темы. Одной из любимых у него была тема любви к еде. Урок назывался Час обожания пирожков. Самарик приносил с собой несколько корзин с самыми разными пирожками и пирогами. Тут были пирожки и с молодой капустой, и с грибами-чудесами, и с клубникой-ежевикой, и с картошкой-моркошкой и даже с орехами со сгущенкой. Перед тем, как начать практическую часть урока, то есть попросту съесть пироги, Самарик раскладывал их на блюда, наливал всем чай и говорил небольшую речь:

– Посмотрите, на их румяные да запеченные бока, почувствуйте аромат, облизнитесь три раза. Поговорите со своим животом, объясните, как вкусно сейчас ему будет. Если ваш живот мурчит от голода, это от плохого воспитания. Хорошо воспитанное пузико, хоть и ощутит запах еды, но урчать не будет. Так, покажите мне ваши пузы , ой, животы! Отличные пузики! Берите пирожки и медленно-медленно ешьте. К пирожку тоже надо уважение проявить. Думаете, пирогам нравится, когда их за три секунды проглатывают? Нет, пирожок должен чувствовать, что он делает вас счастливыми. Тогда еда в радость будет!

Иногда Самарик забирал детей и взрослых из детдомов и вел на прогулку.

– Сейчас мы будем учиться любви к деревьям, – говорил он. – Вот посмотрите на эту красавицу березку. Ее березу-маму во время субботника тридцать пять лет назад посадил возле своей школы Ваня Гречкин из 8 «В». Деревце выросло, семена разлетелись. Одно из семечек проросло здесь.

Самарик подошел к березке и крепко обнял ее.

– Хорошеешь год от года, растешь, молодец. Ты не против, если мы на тебе любовь потренируем? Нет? Ну, тогда – строимся в очередь!

Самарик командовал, а дети и взрослые подходили и обнимали березку. Деревце тоже просто так не стояло. Крепко обнимало каждого своими руками-ветвями.

– Приходите еще, – прошелестела напоследок листьями березка. – Учитесь любить, сколько хотите!

В другой раз Самарик учил любви к животным. К детским домам в такие дни прибегали кошки и собаки со всей округи. Дети и взрослые их мыли, терли, причесывали и даже одежду шили. Это было так весело, что потом все вместе отправлялись в ближайшую пирожковую ужинать. И кошки, и собаки тоже чинно сидели за столами и делали заказ, показывая лапой на ту или иную строчку меню. Они старались не чавкать и даже умудрялись пить воду через трубочку…

Особые дни наступали, когда Самарик учил своих учеников любви к людям. На таких занятиях Хранитель города просил всех соблюдать тишину и неспешно рассказывал о каждом все самое хорошее, что знал. Говорил, какие качества и умения есть у каждого ребенка и взрослого, и чему они могут научиться, если будут стараться. По словам Самарика выходило, что все, если будут трудиться, могут добиться необычайных высот. В конце занятия хранитель города просил смотреть всех друг к другу в глаза и как можно дольше держаться  за руки. Тут-то и начиналось самое необыкновенное. Вставал, например, Петр Петрович из соседнего дома и говорил:

– Ваня! Ванечка! Да ты ж вылитый я! Как я раньше не замечал? Пойдем к нам в семью? Я без тебя уже жить не могу!

А Ваня отвечал:

– С радостью, но только у меня еще братик с сестренкой. Я без них не пойду.
– Можно мне всех троих? – смотрел умоляющими глазами на директора детского дома Петр Петрович. – Я очень прошу.

– Конечно, Петр Петрович, забирайте и идите уже, – смеялся директор. – Большая семья – большое счастье.

За Петром Петровичем вставали другие взрослые:

– Да это ж наши дети, мы их уже любим. Либо отдавайте, либо мы сами сюда переселимся.

После таких слов директорам детских домов только и оставалось, что собирать вещи детей да обнимать их на прощание. Как только последний ребенок, живущий в детском доме, отправился в новую семью, директора детдомов пришли к Самарику:

– Ну и что прикажете делать, дорогой хранитель? Над кем директорствовать?

– Как над кем? – с широкой улыбкой отвечал Самарик. – С завтрашнего дня в ваших зданиях открываются Дома любви и обожания. Идите в свои кабинеты, к вам учителя скоро придут на работу устраиваться. Без экзамена не принимайте! Чтобы все освоили – и пирожок правильно съели, и деревце обняли, и кошек отмыли. Проверять лично буду!

Сказав это, Самарик подмигнул всем и полетел по своим делам, а директора, радостно смеясь, отправились обратно. У дверей бывших детдомов их уже ждала очередь из будущих учителей любви и обожания.