Самарик и бал
Самарик и бал

Не везде, но в некоторых старинных домах Самары еще жили их хранители, седые дедушки и бабушки, хранившие дух родных стен. Когда приходил Самарик, они заваривали душистый чай, наливали в розеточки малиновое варенье и заводили разговор:

– Дорогой наш Самарик, как вы поживаете, чем ваш город живет?

Хранители домов всегда обращались к Самарику на вы. Перейти на более свободное общение им не позволяло воспитание.

– Мистер и мусье! – начинал Самарик. – Ой, Мадемуазель и товарищ… Кажется, опять не то! Ой! Ой! Гражданин и сеньорита! Ай! Я забыл, простите! Давайте сначала!

Самарик краснел, убегал в угол комнаты и там пытался вспомнить, как же правильно нужно обращаться к уже очень взрослым и умудренным опытом хранителям домов. Он тоже хотел быть вежливым.

– Самарик, зовите нас просто бабушка и дедушка, – улыбаясь, просили хранители дома. Они знали, как сильно все времена и обращения могут перепутаться в голове их любимого гостя.

– Дедушка и бабушка, благодарю. Город хорошеет день от дня, – важно говорил Самарик, слизывая все варенье из розетки. – Когда планируется следующий бал? Белки мне уже шьют новый фрак, а в театре оперы и балета я подсмотрел парочку новых прыжков.

Бабушка с дедушкой переглянулись, их глаза засияли еще больше.

– Самарик, мы имеем честь пригласить вас и ваших друзей на бал в следующую субботу. В программе – венский вальс, земляничный морс, фокстрот, пирожки со щавелем, полонез. Играть будет духовой оркестр.

– А! А! А мне дадут подудеть?

– Если вы пообещаете сыграть нам что-нибудь очень красивое, то обязательно.

Самарику очень хотелось ответить, что он умеет играть разные мелодии, но он не стал обманывать. Ведь он просто любил дудеть, и неважно во что. Белки всегда просили Самарика заранее им сказать, когда у него будет дудетельное настроение, чтобы успеть перебраться к дальним деревьям… Наверное, у него пока еще не очень хорошо получалось.

Самарик доел варенье из всех розеток, и на всякий случай их облизал – вдруг хозяева подумают, что ему оно не понравилось? Хранители дома, видя такое, улыбнулись друг другу. Они любили Самарика и поэтому завернули ему с собой еще одну баночку малинового угощения.

…Время до следующей субботы пролетело незаметно. Фрак был готов, прыжки выучены. Самарик еще раз пробежался глазами по старинной книжке с записями о том, как вести себя на светском вечере. Полезная книжица досталась ему от знакомого дворянина, который и научил Хранителя изящно танцевать. Впрочем, не буду обманывать, просто танцевать. С изяществом у Самарика было туговато, хотя и ему иногда удавалось блеснуть.

Взяв букетик из живых бабочек, Хранитель полетел к даме, к которой он испытывал по его словам, чувства, похожие на искорки. То была Дама с ракеткой. Она жила за Драмтеатром в сквере Пушкина и очень любила теннис. Балы она тоже любила. Даме с ракеткой нравился Самарик, а особенно то, как он терял дар речи, видя ее в новом платье.

– Мадам, разрешите преподнести вам этот букетик, – Хранитель города шаркнул ногой и немного покраснел.

– Самарик, какая красота, – воскликнула Дама с ракеткой. – Вы – настоящий джентльмен. Ах, давайте скорее поедем на бал!

Они отпустили бабочек по своим делам и отправились в особняк, где уже горели свечи, и слышалась музыка.

Понемногу съезжались и гости. Первыми приехали хранители театров, филармонии и цирка. Последний всегда больше веселил публику, чем танцевал. На этот раз он пришел в желтом пиджаке и зеленых брюках, не забыл и про клоунский нос. Затем величаво в зал вплыла Волга. Ее голубое платье переливалось волнами и блестело брызгами, в прическу были вплетены маленькие кораблики. Хранители парков прибыли в зеленых камзолах и с охапками цветов, которые сразу же и раздарили великолепному обществу. С грохотом в бальный зал прошествовали памятники – Куйбышев и Чапаев. За ними вошли Ленин и Александр II.

– Как вам мой пьедестал? – поинтересовался император у вождя пролетариата.

– На совесть делали, спасибо, – ответил Ленин. – Пьедестал большой: и посидеть можно, и полежать, если устал.

Последней в зал прошмыгнула киска с бабочкой на шее, живущая на батарее у ГРЭС. Словом, здесь было все волшебное общество Самары. Как только все гости поздоровались друг с другом и выпили по стаканчику земляничного морса, зазвенел колокольчик. Это означало, что сейчас поприветствовать гостей выйдет хозяйка бала – очаровательная Самара.

Двери бального зала открылись, и вошла главная героиня каждого городского праздника. Самара была в платье, на котором поблескивали звезды и планеты, летали кометы и закручивались космические вихри. Все ахнули, а Самара лучезарно улыбнулась.

– Дорогие мои! – начала она. – Как же я рада вас, таких красивых, видеть. Мы начинаем наш бал. Отдохните хорошо, ведь завтра вам снова трудиться на благо города! Я вас всех очень люблю! Давайте танцевать!

Самара всем поклонилась и подошла к известному поэту:

– Уважаемый Александр Пушкин, по традиции, мы с вами танцуем первый танец.

Как только пара закружилась в вальсе, Самарик пригласил свою Даму с ракеткой, и они тоже заскользили по паркету.

«Прекрасный бал, – подумал Самарик. – Надо как-нибудь такой и для моих белок устроить».