Рисунок Елизаветы Зуевой, творческая студия Ar-Vest
Рисунок Елизаветы Зуевой, творческая студия Ar-Vest

Самарик замечательно готовил любые каши. Он следовал одному правилу: побольше молока и сахара, поменьше соли и крупы. Каши Хранителя получались жидкие, очень сладкие и необычайно молочные. Имея такой талант, Самарик считал, что с профессией повара он легко справится.

«Сейчас как наготовлю на весь город», – думал добряк, пока летел в пять часов утра на кухню самой большой городской столовой.

На кухне его встретила заведующая производством Марья Анисьевна.

– Заходи, дорогой Самарик, хорошо, что вовремя, сейчас я тебе все покажу, и мы найдем для тебя работу, – улыбнулась женщина.

– Только вы меня не жалейте, – ответил Самарик. – Я все могу. Знаете, какую кашу варить умею? Белки потом неделю лапы облизывают.

– Хорошо, – засмеялась Марья Анисьевна. – Вот тебе халат, тапочки и колпак. Переодевайся.

Затем заведующая повела хранителя по своим владениям.

– Вот овощной цех, где чистят картошку, лук, моркошку. Рядом холодный цех, где готовят салаты. В мясном делают котлетки. А вот горячий цех, здесь повара возле раскаленных плит колдуют над первым, вторым и третьим. А напротив у нас кондитерский цех.

– Ааа! – закричал Самарик. – Можно я останусь в кондитерском?

– Вообще-то новички у нас чистят овощи, но тебе, Самарик, можно. Оставайся, – разрешила Марья Анисьевна и закончила экскурсию. – Прямо по курсу у нас раздача, а за ней зал, где люди кушают приготовленные нами блюда.

– Все понял, давайте задание!

– Иван Демидович, вот вам помощник на сегодня, – позвала главного по кондитерскому цеху Марья Анисьевна. – Принимайте!

Иван Демидович пожал лапу Самарику и сразу дал задание: «Приготовить тесто для сладких пирожков на тысячу штук».

– Но я столько не съем! – закричал Самарик.

– А это и не тебе, – улыбнулся кондитер. – Это всем нашим гостям, которые придут сегодня в столовую.

Рисунок Михайловской Эвелины, творческая студия Ar-Vest
Рисунок Михайловской Эвелины, творческая студия Ar-Vest

Самарик взвалил на плечи два мешка муки, взял в лапы четыре кассеты яиц, пол-ведра подсолнечного масла, засунул в карманы по пачке сахара, соли и дрожжей. И еще умудрился на голову, словно африканская женщина, поставить два ящика яблок для начинки.

Чуть не упав три раза, Самарик дошел со склада до кондитерского цеха, затем свалил почти все в чан и включил специальную тестомесильную машину.

«Не так уж сложно быть кондитером, – подумал Самарик, разминая мышцы после того, как донес до цеха тяжести. – Пусть месит, а я посплю немного».

Не успел Хранитель улечься, как к нему подошел Иван Демидович:

– Самарик, тесто поставил, вижу, а как же начинка? Яблоки надо помыть, почистить, порезать, засыпать сахаром, и все перемешать.

– Будет сделано! – бодро закричал Самарик. И он принялся мыть, чистить, резать и мешать. Через час и начинка, и тесто были готовы.

– Молодец, – снова похвалил Самарика главный кондитер. – Теперь будем вместе лепить пирожки.

– Как? Снова я? Но я устал и хочу есть, – проговорил устало Самарик.

– У нас так не положено. Не переживай, к нам сейчас еще повара присоединятся.

На то, чтобы налепить тысячу пирожков, ушло четыре часа. Самарик так устал, что к концу уже не понимал, что он кладет: начинку в тесто или тесто в начинку. Иногда Хранитель даже засыпал, стоя над столом, и тогда его будил Иван Демидович.

– Когда уже можно будет поесть, поспать или хотя бы посидеть? – в седьмой раз сквозь сон спросил Самарик главного кондитера.

– Иди уже на раздачу, – наконец ответил Иван Демидович. – Возьми, что хочешь, покушай и возвращайся.

С подносом Самарик плюхнулся на стул и как можно медленнее, чтобы подольше отдохнуть, съел суп, кашу и выпил один за одним пять стаканов компота.

Через час за посапывающим хранителем снова пришел главный кондитер.

– Самарик, просыпайся, все пирожки уже раскупили. Тысячу раз спасибо сказали – так вкусно получилось. Ради этого и работаем. А сейчас пора делать новую порцию.

От последних слов Ивана Демидовича у Хранителя, который еще крепче зажмурил глаза, вздыбилась шерстка.

– А это не я, – шепотом сказал Самарик. – Хранителя срочно вызвали, и он улетел по делам.

– Хорошо, Самарик, спи, наш хороший, – рассмеялись повара и вернулись к работе. А Хранитель понял, что не все так просто, как кажется на первый взгляд. И если ты умеешь варить кашу, то это еще не значит, что можешь считать себя настоящим поваром.