Наш мир. Наш выбор.
Наш мир. Наш выбор.

Однажды Самарик решил прогуляться по Самаре. Все дела были переделаны, и потому можно было с песенкой пройтись по улицам, поговорить с самарцами. Хранитель города, пританцовывая, вышел из дома и… чуть не закричал!

Деревья стояли поникшие. Прежде пышные кроны стали реденькими и почти бесцветными. Цветы, когда-то яркие, поблекли и увяли. В парковом озере, в котором всегда резвились утки, плавали пластиковые бутылки и упаковки от конфет и чипсов. Пахло так, будто рядом находилась стоянка бензовозов. Даже всегда опрятные белки выглядели больными. Их шерстка местами облезла и была выпачкана какой-то явно ядовитой краской.

Самарик закрыл нос и выбежал на одну из улиц города. Здесь, отчаянно сигналя друг другу, ездили машины. Их выхлопные трубы так часто работали, что над домами, постоянно увеличиваясь и уплотняясь, ползало огромное серое облако. Дети, шедшие по тротуарам, все время кашляли, а взрослые, спеша по делам, то и дело бледнели и лишь сильнее зажимали нос платками, лишь бы не пускать в свои легкие отравляющий дым.

– Нет, это не мой город! Что случилось?! Куда я попал?! – закричал Самарик и… проснулся. Он огляделся по сторонам и буквально скатился с кровати. Принюхался. Выглянул в окно. Приоткрыл дверь.

«Мне приснился кошмар, – догадался Самарик, вздохнув с облегчением. – Как же хорошо, что это всего лишь сон». С громко бьющимся сердцем хранитель города подошел к холодильнику, выпил немного сгущённого молока прямо из банки и снова лег в кровать.

Но кошмар не захотел отступать даже под натиском сгущенки.

Уснув, Самарик снова увидел, что идет по улицам грязного-прегрязного города. Под ногами пробегавших туда-сюда взрослых валялся мусор. Все урны были переполнены, и даже если кто и пытался отправить обертку в положенное место, она все равно падала под ноги прохожим.

Утро в городе больше не наступало – заводы так пыхтели трубами, что сквозь их дым солнце еле проглядывало. В реках и озерах почти все рыбы плавали верх брюшком. Вода была настолько грязной, что жизни здесь уже не было. Водоемы постепенно превращались в болота. О здоровой еде, выращенной на полях, самарцы уже давно забыли, поэтому ученые придумали специальные уколы. Благодаря им в организм людей поступали витамины, заставлявшие их держаться на ногах. Но и этого уже было недостаточно. Повсюду царило такое запустение, что Самарик не выдержал и закричал:

– Ааа! Ааа! Аааааааа! Я задыхаюсь, спасите!

В этот момент он шлепнулся в бензиновую лужу, и… снова открыл глаза.

– Опять этот гадкий сон! – возмутился проснувшийся в холодном поту хранитель города. – Ну что, ж, я знаю, как его победить! Я больше не буду спать!

Но бороться со сном Самарику и не пришлось. За окном начинался рассвет, и в окна хранителя города уже заглядывали первые солнечные лучи. Самарик, позавтракав пирогами с вишней, с опаской подошел к двери, ведущей на улицу.

– Пожалуй, сначала я высуну нос, принюхаюсь, а потом уже выйду весь, – сказал он сам себе, все еще находясь под впечатлением от ночного кошмара.

Приоткрыв дверь, Самарик сразу почувствовал дуновение свежего ветерка и, уже выйдя на крылечко, полной грудью вдохнул воздух, в который вплетались нотки ароматов распускающихся утром цветов – одуванчиков, колокольчиков, лютиков.

Как и прежде, пушистые и сытые белки прыгали по ветвям, птицы весело тренькали, а недавно поселившиеся в городе соловьи так заливались, что никто не мог спокойно пройти мимо. Взрослые хоть и спешили на работу, все равно на несколько минут останавливались и наслаждались соловьиными концертами.

Крыши домов поблескивали солнечными батареями. Рядом с городом работали ветряные установки. Заводы больше не пыхтели. Повсюду стояли веселенькие контейнеры. Красные в горошек были для использованных бумаг. Синие в белую полосочку – для пластика. Желтые контейнеры предназначались для стекла, а в серебряные с фиолетовыми звездами ящики жители города складывали батарейки и лампочки.

В городских озерах величаво плавали лебеди и резвились утки. В реке весело плескалась рыба, а сама речная вода давно стала целебной. Кто раз искупается – всю зиму потом не болеет.

Хорошо было в Самаре. Чисто, опрятно, ухоженно.

Взлетев над парком, довольный Самарик увидел, как со всех сторон жители его города едут на работу на велосипедах. Он подставил свою мордочку солнечным лучам, и те растопили в нем последние страхи, оставшиеся после сна.