В молодости 91-летняя самарчанка Серафима Жеребенкова клепала крылья самолетов и видела Гагарина, а сейчас вышивает крестиком иконы и картины.

Обычно на виду люди с регалиями, званиями, достижениями. Те, кто громко заявил о себе, совершил подвиг или стал героем. Одни люди словно яркие звезды на небосклоне, другие – загорятся да сразу закатятся за горизонт. А третьи, и их большинство, горят не ярким, но очень теплым и постоянным светом. Когда такие люди рядом, становится светло и радостно на душе. Волнения в сердце успокаиваются, становится легко и хорошо.

Серафима Сергеевна Жеребенкова родилась в селе Коноваловка Борского района в 1924 году. С 13 лет работала в колхозе. «Что скажут, то и делала, — вспоминает Серафима Сергеевна. — И поля полола, и ведра с водой таскала, чтобы работниц напоить. За год до войны перевели в сельсовет. Я была вестовой. Помню, сидим на крыльце, воскресенье, председатель уехал за 12 км в район на рынок. Тут звонок! Кричат: «Война началась! Срочно начальство в военный комиссариат!» Я взлетела на свою лошадку и помчалась за председателем. Отдала ему лошадь, а сама бегом обратно».

Осенью Серафиму Сергеевну направили учиться в фабрично-заводское училище. Шесть месяцев учебы – и на завод. До 1949 женщина проработала клепальщицей на авиационном заводе №18, клепала крылья у самолетов. В 1948 году Серафима Сергеевна вышла замуж, в этом же году у нее родилась дочь, а еще через два года сын.

«Чтобы быть рядом с детьми, я уволилась, — говорит она. – Еще один сынок у меня появился через двенадцать лет. Старшего уже похоронила. На работе хлебушком подавился… За ним следом ушли его жена и мой муж. Пятьдесят шесть лет вместе прожили…».

С супругом Федором Серафима Сергеевна была знакома с детства. Он младше ее на три года. Их семьи соседствовали в одной деревне. «Нас у мамы было семеро, — вспоминает женщина. – Война, холодно, голодно. Я как-то приехала домой и пошла к ним на огород ягоду рвать. Будущий муж выбежал, и мы с ним подрались (смеется)».

Молодая семья начинала с 12-метровой комнаты в общежитии. Мебели не было, ели на табурете. Федор работал фрезеровщиком, денег не хватало. Когда дети подросли, Серафима Сергеевна устроилась на завод «Прогресс», где проработала в одном цеху 39 лет. «Я была транспортным рабочим. Когда третьего родила, хотела увольняться, но начальник цеха уговорил остаться. Дали мне легкую работу – три кабинета убирать — и свободный выход, — улыбаясь, рассказывает Серафима Сергеевна и тут же удивляет. — А еще я видела Юрия Гагарина. Его привезли в Куйбышев после приземления. Помню, пришла утром, а начальник говорит: «Не уходи, Сергевна, сегодня космонавта привезут. Только тихо сиди». Какой же Гагарин был веселый, красивый, интересный! Когда через несколько лет мы пришли на работу и увидели его портрет в траурной рамке, то так плакали!»

А еще у Серафимы Сергеевны есть разные награды — медали за доблестный труд и в память о победе в Великой Отечественной войне, памятный знак в честь участия в Параде памяти 7 ноября, звание «Ветеран труда» и другие. «Я раньше медали давала своим пацанам играть, — говорит женщина. – Игрушек не было. Я за солдатиками, помню, целые сутки стояла…»

На шифоньере стоят разные фотографии, в том числе и фото Серафимы Сергеевны, которое висело на заводской доске почета. На стенах много вышитых картин. Отдельно стоят иконы.

«Я начинала вышивать, когда еще девчонкой жила в общежитии от училища, — вспоминает собеседница. – В огромном помещении было 24 койки. Приходили с работы и все садились за длинный стол. Кто платочки обвязывал, кто вышивал, кто еще как рукодельничал. Когда родились дети, забросила, времени не хватало. На пенсии снова начала. Дочь мне наборы покупает, а я вышиваю. На глаза не жалуюсь, могу даже без очков вышивать, если солнышко светит».

На отдых Серафима Сергеевна ушла в 72 года. Ее трудовой стаж насчитывает почти шестьдесят лет. Но женщина продолжает жить активной жизнью. Сама ведет хозяйство, ходит на рынок, сажает цветы, принимает многочисленных гостей. Тринадцать внуков и правнуков очень любят бывать у бабушки. Приезжают на Новый год, 8 марта, 9 мая и, конечно, в день рождения. Не забывают радушную женщину подружки по работе, которых она по привычке называет «девчонки».

«Когда праздновали девяностолетие, у меня собралось двадцать восемь человек, — улыбается Серафима Сергеевна. – Все свои были. На праздники готовлю свои фирменные вареники с картошкой. Два дня их клепаю перед этим (смеется). В общем, хорошо живу. Жизнь была непростой, теперь отдыхаю».

Осенью женщине исполнится 92 года. Желаем Серафиме Сергеевне дожить до этого праздника в добром здравии. Продолжайте светить нам, дорогая!

Нина, дочь:

— Я бы хотела поблагодарить маму за все, что она для нас сделала. Мама очень добрая, она никогда не ругала нас, слова грубого никому не сказала. Тяжело жили… От зарплаты до зарплаты. Но никогда не жаловались. Одежду перешивали, что-то шили, вязали. Мы — дети — сначала дома помогали, потом только на улицу бежали. Знали свои обязанности.

Мама – очень светлый человек. В 72 и 76 лет мама перенесла две онкологические операции. Поправилась. К ней до сих пор все идут за советом, звонят, приходят в гости. Мы ее очень бережем. Что еще могу сказать? Наша мама лучше всех!

Мария Пашинина, специально для газеты «Самарские известия», 2016. Архив.